ИНСАЙТЫ | Юго-Восточная Азия: выбор между двумя моделями

Время чтения: 6 мин
Дуриан объединяет разнообразный регион (Источник изображения: Bigstock/Engdao)

(автор статьи — Джон Артман)

21 июня в Бангкоке состоялась встреча лидеров АСЕАН. Главный пункт повестки дня: как сохранить отношения с соперниками — США и Китаем. Всего за 2 дня до встречи региональных лидеров, всего в нескольких кварталах отсюда, состоялась другая, совсем другая конференция.

TechSauce проводится уже четвёртый год, и это самая большая конференция конференция по технологиям в Юго-Восточной Азии. На мой второй год участия в конференции и второе посещение Юго-Восточной Азии я обнаружил, что узнал из первых рук то, о чём многие говорили мне раньше: регион готов к тому, что его технологическая промышленность будет расти быстрее, чем где-либо в мире.

Многие годы предприниматели и венчурные капиталисты в Китае говорили о возможностях, которые предоставляет ЮВА, и многие говорили, что регион напоминает Китай 10 лет назад. Хотя мы на TechNode не пишем про ЮВА непосредственно, мы много писали о входе гигантов технологий на этот рынок. Этого, однако, не совсем достаточно, чтобы понять энергичность, амбиции и голод, а также противоречия, о которых я узнал в этом году.

Итоги: географическое положение и история связывают Юго-Восточную Азию в равной степени с Китаем, Индией и Западом. Теперь, переживая догоняющий рост, регион готов к быстрому развитию — и начинает с нуля без развитой инфраструктуры и доминирующих игроков, прочно занявших рынок. Регион не пойдёт по тому же пути и не будет использовать те же компании, но он похож на Китай 10 лет назад тем, что выбирает среди имеющихся моделей развития. На данный момент можно уверенно говорить, что Кремниевая долина выигрывает в социальных и поисковых приложениях, в то время как китайские (и финансируемые Китаем) местные игроки выигрывают в области электронной коммерции и платежах, а транспорт, как и многие другие отрасли, является местным сплавом тех и других.

По цифрам:

  • ОЭСР прогнозирует, что рост ВВП региона составит в среднем 5,2% между 2018 и 2022 годами
    • В Камбодже, Лаосе и Мьянме рост будет ещё выше
  • В 2017 году интернет-индустрия Юго-Восточной Азии оценивалась в 50 млрд долларов
    • Ожидается, что к 2025 году он составит 200 млрд долларов
  • В Сингапуре самый высокий уровень пользования интернетом (81%), а в Лаосе самый низкий (22%)

Перекресток культур: благодаря историческим, культурным, политическим и экономическим связями с Китаем, Индией и Европой Юго-Восточная Азия поистине стала местом встречи разным народов и культур. Но её история — это также история фрагментации и разобщенности: различные группы с различными культурными корнями и религиями — буддийскими, индуистскими и мусульманскими — не только вступали в типичные сектантские конфликты, но и были разделены между европейскими колониями. Однако в 1967 году регион объединился в АСЕАН.

Неспокойная история: Юго—Восточная Азия часто воспринимается как чужая шахматная доска — но именно жители региона в конечном итоге решают, кто из аутсайдеров останется, а кто уйдёт. Колония европейских держав, поле битвы между японскими и союзными войсками, театр конфликта между коммунистическими и капиталистическими силами — в конечном итоге регион с трудом завоевал независимость. Регион демонстрировал устойчивый и сильный рост ВВП вплоть до 1997 года, когда разразился Азиатский финансовый кризис. И несмотря на восстановление роста после кризиса, в процессе перехода к функционирующим демократиям, последовали политические беспорядки, а региону пришлось приспосабливаться к более сильному Китаю.

Демографическое преимущество: в отличие от многих других стран, включая Китай, Юго-Восточная Азия не смотрит в дуло пистолета старения. Регион будет иметь достаточно рабочей силы вплоть до 2030 года. 68% нынешнего населения будет в трудоспособном возрасте в 2025 году. По мере того, как производство уходит из Китая, многие страны ЮВА пытаются переориентировать свою экономику на промышленность.

По мере того как население становится более образованным, урбанизированным и богатым, спрос на более высококачественные (удобные, безопасные, высококачественные) продукты и услуги возрастает. В Китае мобильный интернет заполнил пробелы в офлайне, предоставляя доступные решения для решения проблем потребителей. Местные игроки применяют этот опыт к решению проблем региона, таким как банкинг.

Фрагментация рынка: в отличие от Китая 10 лет назад, Юго-Восточная Азия не представляет собой ни единое государство, ни единый рынок. В регионе насчитывается 11 независимых материковых и островных государств. Хотя АСЕАН многое сделала для стандартизации импортно-экспортной политики, это не меняет того факта, что в странах с неравномерным развитием существуют различные режимы регулирования.

Выбор между двумя моделями: США навязывают странам выбор между «миром Cisco» и «миром Huawei». Такой выбор может быть естественным на рынке, где регулирование не допускает одну сторону до гонки, но в Юго-Восточной Азии гиганты со всего мира конкурируют с местными игроками, поскольку люди голосуют за них своим вниманием. Facebook, WhatsApp и Instagram занимают место в телефонах наряду с Line (Южная Корея), WeChat (Китай) и Grab (Сингапур). Страны Юго-Восточной Азии не разделяют традиций ксенофобии, наблюдаемых на Западе, и их выбор не ограничивается только местными игроками, как в Китае. Вместо этого техническая индустрия стала отражением уникальной истории регионов, сочетания культур и географического положения.

США делает первый ход: более глобальные по духу, американские технологические чемпионы Google и Facebook являются оптимальным выбором для большинства пользователей в их соответствующих областях. Никто не следал поиск лучше, чем Google (Baidu, извините), а Facebook обеспечивает простой способ подключиться и быть на связи. Instagram также неплохо справляется засчёт визуальной привлекательности, многие используют его в качестве дополнения к деятельности на других платформах. При этом никому нет дела до WeChat.

Остаётся место для Китая: В Китае многие ожидают легких побед в ЮВА засчёт схожей культуры — действительно, китайская диаспора, как историческая, так и современная, оказывает значительное влияние — но это не привело к значительному влиянию на потребительские решения помимо платежей и электронной коммерции. Как WeChat, так и Alipay доступны в качестве вариантов оплаты во всё большем количестве мест, но до сих пор не особенно используются где-либо кроме глобальных предприятий со сложившимися отношениями (например, 7-11) или предприятий, обслуживающих китайских туристов.

Местные особенности: китайские игроки наиболее успешны в качестве моделей — и спонсоров — а не конкурентов. «Копирование в ЮВА», часто с китайской поддержкой, создало истории успеха, особенно в сфере услуг O2O, таких как интернет-такси и доставка еды (Grab и Gojek, подражающие соперничеству Didi/Kuaidi), а электронная коммерция начинает рост, в значительной степени следуя китайской модели.

В то время как Китай вышел из игры в сфере социальных приложений, он имеет здоровое влияние в транспорте; спонсируемые и вдохновляемые китайцами приложения доминируют в сферах электронной коммерции и доставки. Alibaba инвестировала значительные средства в Lazada (Сингапур) и Tokopedia (Индонезия). Tencent поддерживает конкурента Lazada Shopee. Оба гиганта вместо того, чтобы пытаться расширить влияние и операции своего бренда в регионе, инвестировали в местные компании. JD и Amazon придерживаются противоположного подхода, усиливая свой бренд и пытаясь нанимать местных. Однако они не только поздно вошли в игру, но и, похоже, не имеют большого успеха, а JD даже сократила свое присутствие.

Взгляд в будущее: регион готов к быстрому развитию и изменениям, особенно в технологической отрасли. Однако с учетом неравномерного экономического положения стран это развитие и изменения будут различными. Сингапур, богатый и влиятельный в финансовом секторе, уже является зрелым рынком. Индонезия, с другой стороны, является одним из крупнейших рынков в регионе и всё еще имеет много возможностей для развития. В то время как TechNode не планирует напрямую освещать Юго-Восточную Азию, мы определенно будем держать регион в поле зрения.