Как Китай создал систему слежки за здоровьем

Время чтения: 12 мин
Ресторан использует тепловизоры для проверки температуры у посетителей (Источник изображения: TechNode / Shi Jiayi)

(автор статьи — Крис Удеманс)

— В эпоху больших данных и интернета жизнь каждого человека на виду, — заявила эпидемиолог Ли Ланьцзюань государственной телекомании CCTV во время интервью в феврале.

Известный ученый сравнил реакцию Китая на Covid-19 с реакцией на вспышку атипичной пневмонии SARS, имея в виду технологические разработки, которые облегчают слежку за гражданами.

— Мы должны в полной мере использовать такие технологии для поиска и локализации источников инфекции, — сказала она.

Борьба с эпидемиями — это вопрос больших данных. Эффективное управление требует от чиновников выяснения, кто инфицирован. Чем меньше правительство знает, тем больше ему приходится ограничивать повседневную жизнь, чтобы предотвратить распространение инфекции.

Как только инфекция начала распространяться, началась паника и персональные данные попали под удар.

В борьбе с Covid-19 Китай собирает беспрецедентные объёмы данных, чтобы держать под контролем широко распространившуюся инфекцию. Хотя в течение первых нескольких недель вспышки эти усилия были в значительной степени импровизацией, в настоящее время системы эпидемиологического надзора собирают персональные данные с возрастающей эффективностью.

— Очевидно, что они собирают очень чувствительные данные и хранят их в базах данных в разных местах, то есть все они потенциально уязвимы, — заявил TechNode доцент кафедры журналистики Китайского университета Гонконга Локман Цуй.

 

Охранник стоит близ древней улицы Цзиньли в Чэнду, столице юго-западной провинции Сычуань, 30 января 2020 (Фото: TechNode / Eliza Gkritsi)

Даже в самой цифровизированной стране мира вирус стал испытанием для сложных систем наблюдения. В начале вспышки тяжелая работа выполнялась вручную.

В провинции Хубэй, центре эпидемии, органы здравоохранения потребовали, чтобы аптеки и медицинские центры сообщали имена, адреса и номера удостоверений личности людей, покупавших жаропонижающие и отхаркивающие средства с 20 января, за три дня до того, как город был закрыт на карантин. Эти действия были направлены на поиск лиц, скрывающих симптомы инфекции.

По мере того как вирус распространялся по всей стране, а существующие механизмы наблюдения оказывались неэффективными, государство делало единственное, в эффективности чего сомневаться не приходилось: перекрывало транспортные маршруты и заставляло людей сидеть дома.

23 января был введен самый массовый карантин в истории человечества. Жители Уханя проснулись утром и узнали что мегаполис с населением в 11 миллионов человек был закрыт на карантин. Никому не разрешалось покидать город. Железнодорожные и автобусные рейсы были отменены. Общественный транспорт был остановлен.

Санитарный кордон быстро расширился и охватил всю провинцию Хубэй с населением более 50 млн человек. Провинция Чжэцзян, расположенная на восточном побережье Китая, позже ввела аналогичные меры. Также закрылись десятки деревень по всей стране. Разрешение на поездки регулировалось на бумаге. Поскольку распространение инфекции ускорилась, чиновники потребовали от путешествующих лиц подробно описывать их историю перемещений и состояние здоровья.

Города по всей стране требовали от жителей, возвращающихся домой на Китайский новый год, регистрировать свои данные у властей, с целью отслеживания и изоляции лиц, побывавших в Хубэе. Тем временем, железнодорожные вокзалы начали раздавать бумажные справки о состоянии здоровья, так как миллионы людей ехали домой, чтобы увидеть близких.

В системе быстро обнаружились дыры началась паника. И персональные данные пострадали первыми. Жители Хубэя обнаружили свои телефонные и идентификационные номера, домашние адреса и маршруты поездок в открытом доступе в групповых чатах в популярном мессенджере WeChat. Местные чиновники, похоже, слили эти данные, и информация распространилась, как лесной пожар.

В дело вмешались китайские телекоммуникационные провайдеры, продемонстрировав, в какой степени они могут отслеживать абонентов.

Те, кто пострадал, обратились в социальные сети, умоляя других прекратить распространение их личных данных.

— Разглашать личную информацию незаконно, это серьезно нарушает наши законные права и угрожает нашей личной безопасности, — написал один пользователь на платформе микроблогов Weibo.

Но ущерб был нанесен, и люди, связанные с Хубэем, быстро стали изгоями. Ряд людей, пострадавших от утечки данных, сообщили, что им угрожали по телефону и WeChat неизвестные лица, требуя, чтобы они «немедленно самоизолировались», даже если у них не обнаружилось никаких симптомов по истечении 14-дневного инкубационного периода.

Десять дней спустя китайский интернет-наблюдатель повторно опубликовал правила сбора данных: не использовать личную информацию, собранную для борьбы с эпидемией, в других целях. Не собирать данные лиц, у которых не подозревается и не диагностирована инфекция. Ни одна организация, за исключением уполномоченных Национальной комиссией здравоохранения, не должна использовать Covid-19 в качестве основания для сбора персональных данных без разрешения их обладателей.

 

Пассажиры проходят посадку на самолет из Чэнду в Шанхай 30 января 2020 г. (Источник изображения: TechNode/Элайза Гкритци)

После новогодних каникул, продлённых более чем на неделю, чиновники захотели вернуть людей к работе. Им нужны были системы, способные разделять людей с низким и высоким уровнем риска. Первые решения использовали историю перемещений в качестве оценки риска инфицирования; согласно правилам, в большинстве городов безопасными считались лица, которые не путешествовали по уезду в течение двух недель.

Китайские телекоммуникационные провайдеры включились в работу, показав, в какой степени они могут отслеживать абонентов. China Mobile, China Telecom и China Unicom запустили свои услуги 13 февраля. Они позволили пользователям получать отчёт о том, где они путешествовали в течение предыдущих двух недель, основываясь на геолокации сотового телефона.

Пользователи могут запросить маршрут по SMS с перечислением районов, которые они посетили за предыдущие две недели, что дает им возможность доказать охранникам на контрольно-пропускных пунктах, что они не посещали наиболее пострадавшие районы.

Пока неясно, насколько эффективно и широко используются эти маршруты. При тестировании этой функции вскоре после её развертывания TechNode обнаружил, что не все перемещения между городами записывались. Корреспондент, который ездил в Шанхай, Пекин и Шэньчжэнь в течение двух дней, обнаружил, что система China Mobile записала только Шанхай.

Города также отдали надзор за состоянием здоровья населения на усмотрение работодателей. В Шанхае, где находится штаб-квартира TechNode, правительство потребовало от компаний ежедневно собирать медицинскую информацию о сотрудниках. Компании должны хранить все данные сотрудников. При подозрении кого-либо на инфекцию, его информация должна быть передана властям.

Цель проста: отслеживать перемещение людей и контролировать его на основе оценки потенциального риска заражения Covid-19.

Тем временем компаунды начали регистрировать людей, прибывающих и покидающих здание, осуществляя контроль температуры тела на входе. На дверях квартир появились объявления, требующие от побывавших в Хубэе явиться к местным властям и карантинироваться на две недели.

Города также начали внедрять регистрацию под реальным именем для отслеживания перемещения людей на местном общественном транспорте. Система обычно используется для привязки учетных записей в социальных сетях к удостоверениям личности, что позволяет оцифровывать, классифицировать и отслеживать действия граждан.

С помощью китайских технологических гигантов несколько городов по всей стране, включая Шэньчжэнь на юге и Нинбо на юго-востоке Китая, развернули платформы, требующие от пассажиров регистрации при использовании метро, автобусов и такси. Пассажиры сканируют QR-код, который регистрирует их перемещения и позволяет правительству идентифицировать любого, кто вступил в контакт с лицом с подозрением на инфекцию.

Но бумажные документы всё ещё остаются важной частью системы. Бумажные пропуски используются для доступа в жилые компаунды.

Затем, по мере расширения зоны карантина, город Ханчжоу в провинции Чжэцзян на востоке Китая, расположенный в 750 километрах от эпицентра вспышки и являющийся домом штаб-квартиры Alibaba, начал вынашивать спорный план оцифровки этих пропусков и замены всеобщего карантина индивидуальным.

Провинция Чжэцзян, второй наиболее пострадавший регион Китая, начала отрезать свои города от внешнего мира 2 февраля, через десять дней после Уханя. Вскоре только одному члену семьи было разрешено покидать квартиру каждые два дня.

Работая cовместно с правительством, финтех-партнер Alibaba Ant Financial и гигант социальных сетей Tencent запустили цифровые карантинные платформы, чтобы облегчить проблему. Системы присваивают пользователям рейтинг, основанный на состоянии здоровья и истории перемещений. Города не обязаны использовать эти платформы. Тем не менее, Alibaba утверждает, что они используются в более чем 200 городах по всему Китаю, эффективно функционируя в качестве паспортов здоровья.

Скриншот кодов медицинских рейтингов из объявления Alipay (Источник изображения: TechNode)

Продуктом этой деятельности стало множество систем различного назначения, управляемых различными организациями.

Цель проста: отслеживать перемещение людей и контролировать его на основе оценки потенциального риска заражения Covid-19. Пользователи должны самостоятельно сообщать о состоянии здоровья, в том числе о наличии каких-либо симптомы, похожие на Covid-19.

В результате получается пропуск, который определяет, могут ли люди свободно передвигаться по городам, в которых они живут, или же должны оставаться на определенное время. Красный код требует, чтобы его обладатель находился в карантине дома в течение 14 дней, желтый — неделю. Люди с зеленым кодами могут свободно перемещаться, сканируя QR-коды в жилых комплексах и супермаркетах, чтобы отслеживать их перемещения, и при необходимости обновлять код.

Жители Ханчжоу быстро приняли систему QR-кодов, и всеобщий карантин был заменён на индивидуальный.

Система Alipay становится общегосударственной, города по всей стране начали признавать паспорта здоровья, выданные в других провинциях, что привело к частичной нормализации поездок между многими городами. Но в отчётах TechNode также обнаружились значительные региональные различия в использовании этих систем. В Пекине, например, бумажные пропуски по-прежнему имеют приоритет над паспортами здоровья. В Шанхае QR-коды проверяют редко, и контрольно-пропускные пункты, по-видимому, не сканируют коды для получения дополнительных данных.

Tencent заявил во время конференции о доходах на прошлой неделе, что система в настоящее время используется 900 миллионами человек в 300 городах по всему Китаю.

— Коды здоровья стали наиболее часто используемым электронным пропуском для проверки истории здоровья и перемещений во время вспышки заболевания, — заявил исполнительный директор и президент компании Мартин Лау.

В то время как медицинские данные и истории перемещений используются для управления системой QR-кодов, неясно, какие другие типы информации поступают и используются для наблюдения. Эта неопределённость заставляет людей изменять своё поведение.

По всей стране люди должны предоставлять идентифицирующую информацию при покупке лекарств онлайн. Сделки, совершаемые через службы доставки Meituan и Ele.me предлагают покупателям предоставить идентификационные данные, если лекарство может быть использовано для лечения кашля или лихорадки, согласно исследованию TechNode.

— Мы сделаем все возможное, чтобы защитить вашу личную информационную безопасность, — говорится в заявлении об отказе от ответственности в приложении Meituan при оплате таких лекарств. Компания заявляет, что обязана сообщать эту информацию в органы профилактики и контроля эпидемии.

Между тем, многие избегают пользоваться арендой велосипедов из-за слухов о том, что данные об этом могут быть переданы в паспорта здоровья, в результате чего они получат красный или жёлтый код, если проедут на велосипеде рядом мимо кого-нибудь инфицированного.

Продуктом этой деятельности стало множество систем различного назначения, управляемых различными организациями, в которых пользователи плохо понимают, как передаются, анализируются и хранятся данные. Нет ясности в том, кто разработал алгоритмы, которые управляют этими платформами, и как они работают, у тех, кто несправедливо пострадал от решений платформы, мало возможности добиться справедливости.

В марте прошлого года голландские исследователи обнаружили 364 миллионов записей с персональными данными в социальных сетях.

В сообщении TechNode представитель Alibaba заявил, что компания действует только в качестве канала паспортов здоровья, обеспечивая платформу для местных органов власти, которые управляют системами и контролируют данные пользователей. Компания отрицает наличие какого-либо доступа к информации пользователей.

Тем не менее, тесные отношения между правительством и частной компанией вызывают некоторое беспокойство.

— Я очень сильно против такого сочетания государственного и корпоративного контроля над большими данными, — сказал один из пользователей системы паспортов здоровья Weibo. — Я так долго сидел дома, что мне пришлось уступить [и зарегистрироваться], — добавил он.

Другие говорили, что эти меры напоминают «Шоу Трумана», фильм 1998 года, в котором жизнь человека тщательно отслеживалась, изучалась и транслировалась по телевидению.

Помимо этих опасений, несколько громких утечек данных из поддерживаемых правительством программ наблюдения за прошедший год подчеркивают опасность для населения Китая.

В марте прошлого года голландские исследователи обнаружили 364 миллионов записей c персональными в социальных сетях, которые были добыты из WeChat, QQ и Wangwang — мессенджера для взаимодействия покупателей и продавцов на площадке электронной коммерции Taobao. Эти данные были не защищены и доступны любому, кто обладал небольшими познаниями.

Эта утечка затронула пользователей интернет-кафе Китая, которые обязаны регистрироваться под настоящим именем для использовании таких услуг. По словам исследователей, система наблюдения собирала идентификационные номера, логи чатов и местоположений и отправляла эти данные в полицию.

В другом случае те же исследователи обнаружили незащищённую базу данных, содержащую идентификационные данные и данные о местоположении более 2.5 млн человек в Синьцзянском Автономном Районе. База данных принадлежала компании Sensenets Technology, базирующейся в Шэньчжэне компании по распознаванию лиц, которая сотрудничала с китайской полицией в нескольких городах по всему Китаю.

—В Китае защита частной жизни в первую очередь направлена на то, чтобы не дать другим компаниям получить доступ к данным, а не правительству, — заявил Мартин Чорземпа, научный сотрудник вашингтонского аналитического центра Института международной экономики Петерсона.

— Необходимо много думать о том, как эта информация передаётся местным чиновникам, чтобы не допустить несанкционированного обмена, — говорит он.

Всё более строгие правила защиты данных требуют от компаний обеспечения безопасности конфиденциальности персональных данных.

Есть признаки того, что система паспортов здоровья может пережить эпидемию. Эксперт, которого цитирует Chengdu Business Daily, заявил, что ожидает, что паспорта здоровья «повысят эффективность и снизят стоимость медицинских услуг» даже после того, как вспышка пойдет на убыль.

По словам гонконгского исследователя из Amnesty International Патрика Пуна возросший сбор данных и эпиднадзор во время вспышки Covid-19 приносят в жертву права людей на неприкосновенность частной жизни «во имя общественного здоровья», добавив, что кризис можно было бы разрешить лучше, если бы правительство было более прозрачным.

Пун рассказал, как врачи, работавшие в Ухане, которые в декабре поделились информацией на WeChat о «похожей на SARS» болезни, которая начала охватывать город, быстро получили предупреждение и замолчали. Один из таких врачей Ли Вэньлян погиб от этой болезни 6 февраля.

«Правительство определенно использует это как предлог для усиления надзора», — говорит Пун.

Между тем, пользователи сети также проявляют обеспокоенность.

— Продолжится ли сбор личной информации после вспышки болезни? — спрашивает один пользователь Weibo. Ещё несколько человек высказали подобные опасения.

— В Китае это не маловероятно, учитывая историю и культуру слежки, — говорит Цуй Цук.

Широкомасштабное наблюдение по QR-коду будет сложно реализовать в долгосрочной перспективе. Процесс слежения далеко не автоматизирован, и чтобы заставить людей сканировать вездесущие коды, городам пришлось установить контрольно-пропускные пункты и нанять легионы охранников. Не все города, в которых используются QR-коды, пошли на это. И даже у тех, кто потратился, строгость соблюдения быстро снизилась.

Несмотря на это, правительства рассматривают свои ответные меры как оправдание надзора, и это может стимулировать дальнейшие инвестиции в автоматизированные системы.