«Китай побеждает всех»: основатель первого российского единорога OCSiAl о китайском опыте компании

Время чтения: 6 мин

CEO Eurasia Development Ltd. и эксклюзивный Партнер TechNode в странах СНГ Андрей Прохорович взял интервью у Юрия Коропачинского, основателя и Президента OCSiAl.

OCSiAl — первый российский eдинорог (стартап с оценкой выше $1 млрд). Компания разработала и запустила первую промышленную технологию производства графеновых нанотрубок (также известных как одностенные углеродные нанотрубки – SWCNT). Юрий Коропачинский рассказал об опыте компании на китайском рынке, защите интеллектуальной собственности и поделился советами для компаний, выходящих на китайский рынок.

— Очень интересно узнать о вашей компании. На сегодняшний день OCSiAl уже единорог, и, насколько нам известно, у вас уже есть офис в Шэньчжэне. Вы можете поделиться информацией о вашем развитии на китайском рынке и планах?

— Во-первых, у нас 3 офиса в Китае. Есть офисы в Гонконге, Шэньчжэне и Шанхае. И общее количество сотрудников в Китае у нас уже 50 человек. Из них по-русски говорят двое. То есть, у нас 48 китайских сотрудников и скоро, видимо, будет больше. Мы сейчас получаем лицензию, уже создали центр технической поддержки в Шанхае, и в декабре будем официально его там открывать. Сделав инвестиции в несколько миллионов долларов, и создав технологический центр по разработке и технической поддержке наших клиентов.

Мы производим технологии для технологий. То есть, мы производим некий уникальный материал, он называется «одностенные углеродные нанотрубки», но на самом деле это правильно называется «графеновыми нанотрубками». Это некий уникальный, новый материал, принципиально отличающийся от всего, что вы знаете. То есть это не полимеры, не сплавы, не керамика, — это нечто гораздо более уникальное и прочное. Сейчас у нас стадия аддитивов, когда добавляя немножко в существующие материалы и существующие продукты, вы можете, не меняя принципиально изделия и производство, практически без инвестиций принципиально изменить продукт. То есть, мы не продаем трубки, хотя конечно, мы их поставляем и получаем за них деньги. Мы продаем нашим клиентам преимущество на рынке.

Типичный кейс: Шэньчжэнь – это общемировая столица литий-ионных батарей. Там находится огромное количество компаний, именно поэтому первый офис мы открыли там. У вас есть завод, он стоит, может быть, несколько сот миллионов долларов, вы производите литий-ионные батареи такие же, как и все остальные ваши конкуренты. Но вы берете наш продукт и добавляете в рецептуру. И не вложив ничего нового, не создав новой архитектуры, не инвестировав в оборудование, вы получаете батарею, у которой некоторые свойства могут колоссально отличаться от свойств батарей ваших конкурентов. Например, это может быть циклируемость, или мощность, или скорость зарядки – все зависит от того, что вам нужно и каким образом вы используете этот материал. Это справедливо и для всех остальных материалов, это могут быть шины, композиты. Сейчас мы работаем над проектом для китайских скоростных дорог, над спортивным оборудованием. У нас очень широкая область применения.

Китай – страна номер один в промышленном производстве, а наш материал потребляется там, где есть промышленное производство. Соответственно Китай – наш крупнейший рынок. Китай развивается очень быстрыми темпами. Я даже говорю не про экономический рост. Я говорю про ту скорость, с которой китайские компании имплантируют новые технологии в свои продукты.

Мы – глобальная компания, но это не значит, что мы огромные. Это значит, что мы предоставляем свои продукты и техподдержку везде в мире.  У нас есть офисы в 9 странах. У нас работают сотрудники 16 национальностей, которые находятся в 14 странах. Я знаю, как происходит внедрение новых технологий во Франции, Германии, США, Канаде, Бразилии, России и Китае. И хочу сказать, Китай побеждает всех, это факт. Поэтому в Китае у нас крупнейшие офисы,  их 3. Поэтому мы инвестируем сегодня в Китай, создаем там мощности. Вот такая история.

 

— Очень интересно! Юрий, вы упомянули, что уже открыли R&Dлабораторию в Китае. А планируется ли запуск производственных мощностей на территории КНР?

— Пока мы не создаем синтез в Китае. Пока синтез есть в России. Следующий шаг мы уже выбрали – это будет Люксембург. Люксембург – это центр Европы: Швейцария, Германия, Франция. И все-таки крупнейшие компании в области high-performance материалов – это европейские химические компании. Поэтому мы создаемся там, поскольку планируем вместе с ними развивать новый тип продуктов. В случае Китая, мы идем от потребителей к корню. Поэтому на первом этапе мы просто продавали. Потом у нас появились специалисты в области технической поддержки, лаборатория. Теперь у нас не только лаборатория, но и центр прототипов. То есть мы в состоянии делать полномасштабные изделия из полимеров, пластиков. У нас есть полное производство литий-ионных батарей. То есть мы делаем образцы продуктов для наших клиентов с их материалами и обучаем их методам использования наших продуктов.

Следующим этапом будет создание производства суперконцентратов из наших продуктов. Это сделали наши дилеры в Китае, создали производство на свои деньги. Следующим вариантом может быть создание производства супер-очистки трубок, так как есть некоторые виды технологий, в частности литий-ионные батареи, которые требуют трубки особой чистоты выше 99,5%. Это абсолютно чистая технология, и, возможно, в ближайшие 2-3 года эту технологию мы будем размещать в Китае, чтобы быть рядом с потребителями и удовлетворять их требования. Когда вы создаете супер чистый материал, вы должны пользоваться чистыми помещениями. Там не допустимы микронные частицы и так далее. Это все в Китае. Вообще чистые технологии в этой области работы очень развиты, и это просто сделать в Китае, просто получить лицензии, просто найти сотрудников.

В более отдаленном будущем синтез в Китае возможен. Не то что мы избегаем этого. У нас есть логика внутреннего развития. Следующий синтез будет в ЮВА. Мы еще не понимаем, где именно, так как мы будем смотреть на многие факторы, включая стоимость энергоресурсов, близость портов и т.п. Это не политическое решение, оно экономического характера.

— Юрий, вы смело идете в Китай. Многие компании опасаются за защиту интеллектуальной собственности.  Как вы решили этот вопрос? Как вы к этому относитесь?

— Что касается защиты интеллектуальной собственности, я считаю, что Китай не является чем-то особым по сравнению с другими развитыми странами.  Вам нужно думать о защите IP и в Корее, и во Франции, и в США. Нигде не дремлют конкуренты, все они с удовольствием получат ваши секреты, и желательно бесплатно. Это общечеловеческая ментальность. Я считаю, что сейчас в Китае очень высокие стандарты бизнеса. Сотрудников, которых мы нанимаем там, гораздо сложнее нанять в России, Европе и США. Поэтому мы настороже. Это не касается Китая, это касается наших секретов. Мы предпринимаем правильные цивилизованные действия для их защиты. Мы не боимся Китая, видим в этом кучу позитива.

— У вас очень богатый опыт по взаимодействию с Китаем его различными структурами, как коммерческими, так и государственными. Какие советы вы могли бы дать российским предпринимателям, планирующим выход на китайский рынок?

Главный совет состоит в том, что нужно собирать китайскую команду и опираться на китайских сотрудников и экспертов. Нужно найти ключевых людей, которые потом должны создать команду. В силу ментальной и культурной разницы, не только языковой, нужно найти одного-двух ключевых образованных людей в Китае с широкими взглядами и говорящих на английском, имеющих опыт международного бизнеса и работы в международных компаниях. Такие люди помогут вам создать эффективную команду в Китае, которая решит любые проблемы. Человеческие, коммерческие, юридические, защита IP – любые. То есть, опора на китайские кадры – это мой главный совет. И, конечно, надо чтобы ваши ключевые люди, которые занимаются Китаем, жили в Китае, а не жили где-то и звонили в Китай – так ничего не получится.