Эксклюзивное интервью TechNode с Виталиком Бутериным: BSN и мир китайского блокчейна, прошлое и будущее Ethereum

Время чтения: 7 мин
Фото: Wikimedia Commons

Виталик Бутерин представил свою концепцию развития технологии распределенного реестра еще в 2013 году. С тех пор в мире блокчейна произошли значительные изменения, а проект Виталика Ethereum успел стать вторым в мире по рыночной капитализации среди криптовалютных систем. Однако Ethereum не остановился на сфере виртуальных денег и пошел дальше, предоставив разработчикам блокчейн-приложений возможность реализовывать задуманное на своей платформе. Такому успеху поспособствовало использование открытого кода, в отличие от Bitcoin.

TechNode взял e-mail-интервью у Бутерина во время ежегодной конференции разработчиков Ethereum. Виталик рассказывает о внедрении технологии блокчейн в Китае, настоящем и будущем проекта Blockchain Services Network (BSN; китайская национальная блокчейн-сеть, прим. TechNode) и первых шагах Ethereum в криптовалютном мире.

Blockchain Services Network (BSN)
Что: Платформа для развития блокчейна, объединяющая облачные сервисы и различные блокчейн протоколы в городских узлах.
Зачем: Для снижения затрат на разработку и внедрение блокчейна при одновременном усилении взаимодействия между цепями. Это будет доступно по всему миру через местные облачные провайдеры, что в итоге создаст глобальный интернет блокчейнов.
Кто: Сеть является частью правительственной Стратегии глобального блокчейна, представленной председателем КНР Си Цзиньпином в ноябре 2019 года. Проект возглавляют государственный информационный центр Китая, China Mobile, China Union Pay и Red Date Technology.

TechNonde: В каком государстве или регионе, на ваш взгляд, собраны самые талантливые блокчейн-разработчики?

Виталик Бутерин: Мне кажется, они везде есть! На заре развития технологии наиболее талантливые из них были сосредоточены в Кремниевой долине, Берлине и нескольких других местах. Теперь же по всему миру появились центры привлечения таких талантов. Множество успешных команд есть в США, Европе, Австралии, а последнее время их стало больше и в Китае.

TN: Правительства стран постепенно включаются в мир блокчейн-технологий: вводятся новые правила работы сетей, выдвигаются собственные инициативы. В то же время в мире набирают популярность блокчейн-консорциумы. Как вы считаете, могут ли эти тенденции сузить возможности для децентрализованной работы блокчейн?

ВБ: По моим ощущениям, публичные блокчейн-системы получают большую поддержку, особенно со стороны крупного бизнеса и правительства для решения общенациональных задач. Блокчейн-консорциумы для государств также являются самым надежным и проверенным вариантом. Конечно, это более безопасный консервативный вариант, к тому же они намного более мощные, чем публичные сети в краткосрочной перспективе, потому что у публичных сетей есть проблемы с масштабируемостью. Но мне кажется, что публичные блокчейн-проекты еще покажут свою устойчивость и масштабируемость в будущем.

TN: Китай наращивает активность на рынке приватных и публичных блокчейн-сетей. Как по вашему мнению это отразится на развитии технологии в ближайшие 10 лет? Какие преимущества и недостатки создает рост Китая в сфере блокчейн?

ВБ: Очень рад, что многие в Китае заинтересованы в создании блокчейн-приложений. Сейчас люди беспокоятся, каким технологиям можно доверять. Блокчейн не может решить всех текущих проблем, но абсолютно точно способен сделать многие аспекты лучше: создать приложения, где пользователи могут контролировать свои данные, с более открытыми и прозрачными алгоритмами и так далее.

Проблема, которую я замечаю – повышенное внимание крупных китайских предприятий и правительственных структур к  блокчейн-консорциумам. Да, они могут работать в Китае. В то же время самыми важными мне видятся интернациональные блокчейн-приложения.  Но в контексте международных блокчейн-связей вряд ли можно доверять какому бы то ни было правительству, поэтому публичные сети блокчейн выглядят более нейтральными. В связи с этим я считаю, что внедрение публичных систем блокчейн необходимо. И включение BSN в национальную блокчейн-систему Китая выглядит логичным решением в данном подходе.

TN: Red Date сообщает, что Etherium – одна из сетей, доступная в китайской системе BSN. Как вы решили участвовать в проекте по созданию китайской национальной сети блокчейн, какие были на то причины? И каким образом вы намереваетесь конкурировать с китайской системой, тоже применяющей смарт-контракты и приложения с децентрализованным кодом?

ВБ: Такое решение приняло руководство BSN, так что вам лучше спросить об этом у них. Мне кажется, они хотели просто дать разработчикам программ больше выбора и возможностей пользоваться высококлассными публичными блокчейн-сетями. Ethereum в данном случае стоит на переднем крае развития технологии. BSN вряд ли станет конкурентом Ethereum. Китайская сеть находится на другом уровне.

TN: Как вы оцениваете BSN в целом? Какое влияние она окажет на мир блокчейн?

ВБ: Думаю, пока рано говорить об этом. Нужно смотреть, какие проекты реализуют на базе BSN, и как они будут развиваться. Важно не делать масштабных предсказаний только на основании первоначальной информации о проекте после его официального запуска. Такую ошибку совершили многие после старта проекта Libra.

TN: В 2013 году вы намеревались написать скриптовый язык для платформы Bitcoin, но затея не увенчалась успехом. Что вы думаете о возможности такого сотрудничества сейчас? Может, теперь вы бы поступили иначе? Кажется ли, что создание Ethereum было лучшим решением?

ВБ: Нет, это не совсем так. Я не предлагал создать свою систему на платформе Bitcoin. Суть моего предложения была в запуске собственной сети на Primecoin, а не Bitcoin. В то время в Биткоин-сообществах обсуждался переход на протокол, который не позволит пользователям создавать протоколы второго уровня. Это повлияло на мое желание создать сеть на Primecoin, так как было проще написать код на готовой платформе, чем конструировать свою блокчейн-сеть с нуля. После публикации заявления многие программисты предложили мне свою помощь, и я почувствовал в себе силы для создания независимой блокчейн-платформы Ethereum.

TN: Вы начинали свою деятельность как журналист издания «Bitcoin Magazine». Помогли ли навыки работы в СМИ в вашей дальнейшей карьере? Какие ошибки чаще всего совершают журналисты и публичные люди, когда рассказывают о технологии блокчейн обывателю?

ВБ: Важнейшими навыками, которые я освоил в бытность журналистом, это умение понимать технические и экономические особенности биткоина и криптовалют, а также навыки письма. Большие проблемы кроются в образовательных текстах, которые обычно предстают в двух видах. Во-первых, это тексты, которые полностью описывают техническую сторону проектов и ставят перед собой задачу научить человека претворять проекты в жизнь. Они зачастую очень академичны, их сложно читать, и они написаны для прочтения людьми, изучавшими одни и те же вещи с автором текста. Также есть тексты для простых людей, но они абсолютно неточны с технической точки зрения. Между двумя крайностями существует большая пропасть, и моя цель как автора – заполнить это пространство.

TN: Каково было увлечься биткоином в начале 2010-х? Что об этом говорили ваши друзья и родственники? И какая веская причина заставила вас заинтересоваться криптовалютами?

ВБ: Впервые столкнуться с биткоином было сродни становлению частью нового мира. Члены семьи и приятели не слишком этим интересовались, а меня быстро затянуло в тему. Смешение математики, технологий, идей об открытом исходном коде, цифровых сообществах и свободе казалось очень увлекательным. Я находил и время на то, чтобы заинтересовать других криптовалютами.

TN: Каковы были основные препятствия для развития интернета вещей на базе блокчейн в начале 2010-х и какие присутствуют сейчас? Что изменилось в технологическом отношении? Какие возможности и ограничения для развития блокчейн вы видите в настоящее время и не замечали раньше?

ВБ: Есть множество вещей, которые я осознал лишь недавно и не понимал ранее. К примеру, принципы децентрализованного управления. В начале 2010-х я интересовался децентрализованными автономными организациями (компании, которыми полностью управляют через технологии блокчейн, прим. TechNode) и похожими концепциями, но тогда я знал мало о построении таких предприятий в реальности и экономической составляющей их управленческой системы.

С того времени я стал понимать гораздо больше, и увидел для себя пределы использования децентрализованных систем. Так, я написал множество статей о наличии угрозы подкупа избирателей, контроля богатыми личностями и похожих проблемах при проведении голосования с применением системы блокчейн. Значительно продвинулось в лучшую сторону понимание экономических пределов и ограничений в использовании оракулов (сторонние сервисы, которые связывают умные контракты с внешними источниками, прим. TechNode). В то же время мы далеко продвинулись в использовании блокчейн-систем при обмене данными онлайн, это можно считать прогрессом.

TN: В Ethereum 2.0 (Eth2.0) дорабатывается алгоритм доказательства владения, что улучшит масштабируемость сети и ее эффективность. Тем не менее вероятно, что доминировать и усиливать централизацию в сети будут объединения получателей пассивного дохода-стейкеров и майнеров. Сможет ли Eth2.0 пожертвовать децентрализованной системой для сохранения стабильности? И что вы планируете делать с растущей централизацией, которая исходит от объединений стейкеров.

ВБ: Команда разработчиков Eth2.0 обращает пристальное внимание на децентрализацию средств. Мы изменили большое количество протоколов, чтобы сделать их безопаснее для физических лиц и небольших стейкеров. Объединения стейкеров действительно существуют, но мы рассчитываем и надеемся на меньшую централизацию среди стейкеров, чем была в майнинге.

Беседовала  Элиза Гкрици